Поиск
  • Ассоциация "СМБС"

Новое экономическое возрождение

На вопрос Цзы-гуна, в чём состоит управление, Конфуций отвечал: «В достаточности пищи, в достаточности военных сил и в доверии народа». Цзы-гун сказал: «Но если бы предстояла неизбежная необходимость исключить одну из этих трёх статей, то какую исключить прежде?» «Военную часть», - отвечал Конфуций. Цзы-гун сказал: «А если бы правительство вынуждено было пожертвовать одною из этих двух, то какою прежде?» «Пищей, - сказал Конфуций, - потому что смерть всегда была общим уделом, а без доверия народа правительство не может стоять». Лунь Юй (суждения)

В мае 2017 года вышел Указ Президента РФ за номером 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года»,

где помимо утверждения самой Стратегии, Президент, в пункте 2, постановил Правительству РФ:

а) разработать в 3-месячный срок меры организационного, нормативно-правового и методического характера, необходимые для реализации Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, и обеспечить их выполнение;


б) обеспечить мониторинг и оценку состояния экономической безопасности Российской Федерации;


в) осуществлять контроль за реализацией Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года;


г) представлять Президенту Российской Федерации ежегодно доклад о состоянии экономической безопасности Российской Федерации и мерах по ее укреплению.


К сожалению, на 1 июня 2018 года, Правительство РФ не представило общественности планируемых мер и методов реализации Стратегии, не опубликовало доклад о состоянии экономической безопасности Российской Федерации и мерах по ее укреплению за 2017 год, тем самым засекретило выполнение основополагающих пунктов 2а и 2г Указа. Почему? Зачем?


Предположу, что и к выполнению пунктов 2б и 2в Указа, Правительство так и не преступило, а между тем среди основных задач Стратегии, утверждённой Президентом год назад, значатся:

  • улучшение инвестиционного климата, повышение привлекательности российской юрисдикции для осуществления предпринимательской деятельности (16.2)

  • принятие комплекса дополнительных мер, направленных на деофшоризацию национальной экономики (16.3)

  • оптимизация регулятивной и налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты с учетом необходимости обеспечения устойчивого развития экономики страны и модернизации ее производственно-технологической базы (16.6)

  • поддержка высокотехнологичного малого и среднего бизнеса (17.5)

  • формирование производственных кластеров, развитие территорий, на которых установлен льготный режим осуществления промышленно-производственной и технико-внедренческой деятельности (17.7)

  • расширение государственной поддержки научно-технической и инновационной деятельности, а также формирование благоприятных условий для привлечения частных инвестиций в эту сферу, в том числе с использованием механизмов государственно-частного партнерства (18.3)

  • развитие технологий (в том числе технологий цифровой экономики), обеспечивающих укрепление конкурентных позиций Российской Федерации на глобальных рынках продукции с высокой добавленной стоимостью, включая фотонику, биотехнологии, аддитивные технологии и новые материалы (18.5)

  • развитие инструментов финансирования инновационных проектов, включая венчурное финансирование (18.7)

  • развитие механизмов и инструментов инвестиционно ориентированной государственной финансовой политики, предусматривающей в том числе увеличение нормы накопления, а также привлечение накоплений для реализации инвестиционных проектов (19.4)

  • совершенствование специализированных инструментов поддержки кредитования стратегических отраслей экономики, наукоемких и высокотехнологичных производств (19.5)

  • расширение и укрепление хозяйственных связей между субъектами Российской Федерации, создание межрегиональных производственных и инфраструктурных кластеров (20.4)

  • приоритетное развитие экономического потенциала Восточной Сибири, Крайнего Севера, Дальнего Востока, Северного Кавказа, Крыма и Калининградской области (20.5)

  • развитие Северного морского пути, модернизация Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей (20.6)

  • содействие развитию российских предприятий несырьевого сектора экономики, достижению ими уровня глобальных лидеров мировой экономики (21.8).

Это лишь малая толика основных президентских задач Правительству, работа над которыми за прошедший год так и не началась. Возможно, я ошибаюсь, и где-то в недрах секретных правительственных лабораторий кипит работа над решением поставленных задач. И эта работа настолько секретная, что её нельзя афишировать, дабы иностранные разведки не спёрли новые управленческие технологии! Но что-то подсказывает мне, что единственный секрет этой мистической конспирации – это отсутствие успешной работы.



Мы, бизнесмены, хоть и небольшая часть народонаселения нашей страны, но часть важная и активная, и поскольку большая доля президентских стратегических инициатив напрямую коррелирует с пулом основных интересов сибирского бизнеса, нам и помогать новому составу Правительства работать в новых экономических реалиях и парадигмах развития.


А работать есть над чем. В Указе, подписанном Президентом в день инаугурации, заложено увеличение темпов роста экономики и попадание в пятёрку мировых лидеров и, объективно, этого реально достичь в обозначенные сроки. За шесть лет. Если немедленно приступить к решению основных задачи Стратегии, то в отдельно взятом макрорегионе Сибирь достичь темпов роста от 15% в год реально. Мы, в Сибири, легко сможем преодолеть текущий кризис сжатия денежной массы и ни какие обрушения курса рубля, ни какие инфляционные волны вероятного будущего, не смогут повлиять на экономическое возрождение Сибири.


Ресурсных ограничений у нашей экономики практически не существует, разве только тёплых дней в году ограниченное количество. Производственные мощности обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства загружены менее чем на половину, высокий технологический сектор и машиностроение вообще не паханое поле. Мы легко сможем удвоить производство товаров с высокой добавленной стоимостью, если решим вопрос кредитования оборотных средств предприятий малого и среднего бизнеса. Главная причина недозагрузки производственных мощностей сибирской экономики – крайне высокая дороговизна кредитов и удалённость от инвестиционных портфелей капиталистов с московской регистрацией. Привлекать кредитные ресурсы на поддержку оборотного капитала, за последние четыре года стало невыносимо дорого. Средняя рентабельность по Сибири в два раза меньше ставки банковского процента за кредит, то есть это ограничение противоречит задачам Стратегии, и пора набраться смелости и соратников, чтобы его преодолеть.


Есть, конечно, и серьёзное ограничение у нашей экономики – производительность труда. Однако, в парадоксах современной экономической конъюнктуры Сибири рост производительности труда и повышение загрузки производственных мощностей – это фактически единый резонансный фактор, при условии государственного стимулирования создания высокотехнологических рабочих мест в объёме не менее 2 миллионов за 6 лет. Но даже при использовании доступных на рынке труда Сибири ресурсов, мы способны поддерживать годовые темпы роста не менее 15% в год, при качественном рациональном и полном освоении этих ресурсов. Квалифицированный потенциал местных трудовых ресурсов есть главный фактор повышения производительности труда и ликвидации скрытой безработицы, а это около 30% по сибирским предприятиям. А учитывая общий рынок труда с государствами, входящими с нами в Евразийский экономический союз, любые трудовые ограничения можно легко нивелировать законодательными инициативами региональных дум и собраний.


Проблем с наращиванием производственного капитала тоже нет, возможность его увеличения на 50% в год равнозначна инвестиционным инициативам госкомпаний объёмом не более 10% валового регионального внутреннего продукта губерний СФО в переработку сырьевых товаров, экспортируемых Сибирью на своей территории. В такой инвестиционной парадигме, при увеличении трудовых ресурсов всего лишь на треть мы смогли бы самостоятельно перерабатывать до 40% добываемых нами ресурсов. В нефтехимии и целлюлозной промышленности возможность увеличения доли переработки ограничивается только нашей природной ленью.


Научно технический потенциал Сибири, не смотря на его доступность и производительность, практически не используется рынком внутреннего потребления, утечка технологий и их носителей - это около десяти тысяч человек в год. Это говорит о недальновидной не востребованности сибирской науки в экономики Сибири.


Итак, констатируем факт, что по всем главным производственным факторам – ресурсы, труд, капитал, наука в Сибири нет ограничений для роста и развития. А это значит, что поставленные стратегические задачи абсолютно реальны, более того президентский план можно и перевыполнить, если в Стратегию опережающего развития Восточной Сибири и Дальнего Востока добавить центральную Сибирь, или Енисейскую Сибирь, как стало модно называть макрорегион Тува-Хакасия – Красноярский край.


Представьте себе территорию опережающего развития (ТОР) длиной в Енисей и шириной в его бассейн, с грузопотоком в 80 млн. «президентских» тонн в год, это уже даже не ответвление Транссиба Кызыл – Курагино, это полноценный вход в Арктику для любого варианта нового Шёлкового пути. ТОР длиной в Транссиб и шириной в железнодорожную насыпь, в начале 20 века перевозила солдат на войну с Японией, и вывозила из Сибири пушнину и пшеницу, а Красноярск был всего лишь узловой железнодорожной станцией. В какие оазисы сибирской пустынной тайги и тундры превратятся умирающие сегодня порты и посёлки на судоходных путях Енисея, если Правительство всерьёз задумается над задачами президентских указов, можно только представить.


К сожалению, пока о Стратегии опережающего развития много говорят, но мало с ней работают. Закон о Стратегическом планировании три года был заморожен, теперь его придётся внедрить, несмотря на то, что регионы СФО формально и без усердия подошли к сотрудничеству с Минэком в наполнении Стратегии пространственного развития своими ключевыми потребностями. В Правительство пришли старинные замученные молью инфраструктурные проекты, грубо исполненные региональными чиновниками без привлечения научной и производственной школы Сибири.


Ассоциация СМБС, со своей стороны, предложила смешанную стратегию развития, озвученную на КЭФ-2018, подробно описанную в статьях «Таёжный путь Енисейской Сибири», «Инвестиционное моделирование перехода сибирских территорий к политике прорывного возмещения утраченного экономического потенциала», «В бой идут одни сибиряки», к сожалению, пока наш голос звучит не настолько весомо, чтобы Минэкономразвития обратило внимание на наши разработки. Но мы над этим работаем и надеемся на ключевую роль новорождённой Ассоциации «Российское бизнес-сообщество» в реализации Стратегии в СФО.


Во многом успех будет зависеть от реализации новых механизмов финансирования инноваций. Венчурное финансирование, льготные кредиты, государственные гранты. Пока механизм финансирования сбоит. Венчурная компания не оправдала ожиданий. Деньги есть, но чиновники боятся их вкладывать, опасаясь претензий счётной палаты в целевом использовании. Необходимо обучать наших чиновников управлению инвестиционными рисками. Здесь государственные льготы и кредиты должны реализовываться не с позиции госконтроля, а исходя из полученного результата. Создать государственное инвестиционное ядро инновационного развития экономики существующими инструментами пока не получается.


Вторая сложная задача состоит в обеспечении долгосрочными кредитами не только конкурентоспособных на мировом рынке отраслей, но и приближающихся к уровню мировых технологий рядовых предприятий малого и среднего размера и уровня. Главная скрипка в этом оркестре должна принадлежать государственным банкам. Они управляют достаточным количеством денег пока безответственных перед бизнесом и родиной. Производственные инвестиции государственные банки не кредитуют уже четвёртый год.


Сверхприбыли они формируют, выжимая оборотные средства из своих дебиторов. Они дают кредиты предпринимателям и предприятиям под проценты, превышающие не только рост доходов бизнеса и наёмного персонала, но и превышающие рентабельность кредитуемых проектов и производств. Вот и получается, что источник благополучия государственных финансистов – сокращение доходов трудового населения и сокращение оборотных средств предприятий. Такое антирыночное замедление экономики, скорее даже базарная политика – не обманешь, не продашь, долго не сможет продолжаться по объективным причинам. Ещё немного замедлится рост, и окончательно упадёт спрос на кредитные ресурсы, а обслуживать текущие обязательства станет некому.


Что предлагает Ассоциация СМБС? Мы предлагаем обратиться к политике нового экономического возрождения. Когда-то советская экономика выиграла войну с экономикой Западной Европой в 1945, наполнив финансовую систему отечественной ликвидностью, в основе которой лежали довоенные сбережения советских граждан. Наркомфин РСФСР, через сберкассы собирал деньги у населения, эти деньги передавались промышленности в качестве дешевых и длинных кредитных ресурсов и эффективно вливались в экономику военного времени, продуцируя ежегодный тридцатипроцентный рост, несмотря на тяжёлые безвозвратные потери каждый день войны. Сегодня денег у населения гораздо больше, война куда менее суровая, остаётся только повторить. Наклейки на автомобили с патриотической символикой «Можем повторить!» лепим, а повторить в тепличных условиях то, что отцы и деды смогли под реальной западной агрессией 1941, не можем. Обидно было бы сталинским экономистам, за наше убогое поколение, не иначе!


Второй секрет политики нового экономического возрождения – амортизационные средства предприятий, которые сталинские экономисты госбанка СССР умели вкладывать в инвестиции промышленного развёртывания эвакуируемых и вновь создаваемых предприятий в Сибири. Современные госбанки, могут и обязаны сработать аналогично, приняв на себя роль современных институтов развития экономики Сибири. Раздавать деньги по указанию руководства, это, извините, привилегия мирного времени, а сейчас война. Действовать уже нужно в соответствии с государственными приоритетами и собираемые деньги вкладывать в производственные инвестиции. Заглавной функцией банков и их дебиторов в Сибири необходимо на законодательном уровне обозначить трансформацию сбережений и амортизационных отчислений в инвестиции. Трансмиссионный механизм промышленной инвестиционной и сберегательной банковской системы должен заработать, не смотря на прекращение кредитования инвестиций. Иначе, зачем они, банки, тогда вообще нужны? Чтобы получать сверхприбыли для своих начальников? «Нам такой пинг-понг не нужен!», - перефразируем немного великого нашего Николая Николаевича.


Секрет номер три политики нового экономического возрождения Сибири (НЭВС): законодательно заставить банки покупать самолёты, теплоходы и тепловозы для передачи в лизинг полярной и малой авиации, речным пароходствам, портам и железнодорожной инфраструктуре Сибири. Потому что самолёт, корабль и вагон – это капиталоёмкая инвестиция, без которой нет роста экономики, а у инфраструктурных компаний денег на реновацию тоже нет. Многих компаний необходимых для исполнения Указа 204 вообще ещё не создано. Кто же должен обеспечить развитие основных фондов президентского прорыва, если не банки? Не тунгусский же метеорит будет врываться в пятёрку крупнейших экономик планеты. Банкам сделать это проще, и лизинговая система заработает не на бумаге, а на реках, портах и станциях!


Скептик возразит, что нового ничего нет, наши госбанки итак покупают самолёты для авиакомпаний. Почти так. Полуправда – это разница между ложью и не истиной. Здесь разница в том, что наши банки покупают не российские, а западные лайнеры. Ничего страшного, если не считать того что государственные деньги вкладываются в импорт самолётов. После краха Трансаэро в 2015 году, неожиданно выяснилось, что импорт самолётов оборачивается разорением флагмана сибирских авиакомпаний. Неожиданно выяснилось, что боинги и аэробусы Трансаэро являются собственностью российских банков. Полный сюрреализм. Государственные деньги вкладывали в импорт самолётов, уничтожая отечественную авиационную промышленность, заметьте лучшую в мире.


Вот вам и четвёртый секрет НЭВС: открываем производство российской авиатехники для нужд малой, полярной и даже среднемагистральной авиации, строительство речного флота и железнодорожного транспорта на сибирской машиностроительной базе и получаем взрывной пятикратный экономический рост промышленности, по ватерлинию наполненный мультипликативными бонусами. Всё это реально и находится в законодательном поле импорта-замещения за счет государственных банков. Уже вчера можно было взять банкиров за причинное место и провести экскурсию по пустеющим портам, аэродромам и станциям Сибири, а ломящиеся от изобилия пандусы терминалов Азии, способные загрузить наши речные, воздушные и железнодорожные магистрали банкиры и сами неоднократно наблюдали в заграничных гастролях и командировках. Замечу, что развивать транспортное машиностроение, это не медью торговать. Один килограмм корабля или самолёта стоит в сотню раз дороже килограмма никеля. Колоссальная добавленная стоимость, гигантский мультипликатор для сибирской экономики.

Пятый секрет НЭВС, сложнее: возьмем за основу развитие станкостроения, ведь ещё не все рынки высоких мировых технологий закрыты для сибирского капитала, воспользуемся лазейками международного законодательства объединяющего и регулирующего развитие Арктического содружества. Активная региональная политика международного сотрудничества и государственная банковская инициатива способны вывести сибирское станкостроение на уровень десятипроцентного роста в год. Но главное, это приобретение и воспроизводство закрытых западом для России технологий, например оборудование шельфового арктического бурения.


Шестой секрет НЭВС, для ленивых: увеличение глубины переработки сырьевых товаров лесохимии, нефтехимии и цветной металлургии на территориях портовых и промышленных зон Сибири, подлежащих стратегическому развитию. Здесь заманчивым является фактор поддержания нашей конкурентоспособности за счет иностранных инвестиций, поскольку мировые скупщики нашего сырья уже готовы в качестве защиты от вероятных контр санкций, часть промышленного освоения наших природных богатств перевести в российскую юрисдикцию. Надо пользоваться моментом, а сибирские площадки, в этом случае дают фору ЦФО и другим округам.


Такая шестизначная комбинация сибирских секретов Полишинеля, обозначенная нами аббревиатурой НЭВС, и является основным секретом предлагаемой ассоциацией СМБС Смешанной стратегией развития. Формула Стратегии простая: Десять процентов роста ВРВП каждого региона Сибири есть двадцать процентов роста государственных инвестиций в пространственное развитие и тридцать процентов роста банковского кредитования оборотных средств малого и среднего сектора бизнеса сибирской промышленности в интеграле мобилизационного участия государственных, общественных и научных институтов развития.



Быть или не быть НЭВС? Вот главный вопрос! Где же взять государственные ресурсы на развитие сибирской экономики, на политику НЭВС, дай Бог ей скорейшего осуществления, как стимулировать частные капиталы и иностранных инвесторов, это вопросы решаемые, я бы сказал исправляемые. Ведь когда, для борьбы с инфляцией или для революционной борьбы, Центробанк изымает деньги из экономики, пополняя резервы в западных деньгах, например, вопросов не возникает где и у какого сибирского проекта изъяты деньги. Поэтому и при выполнении президентских указов у нас не должно возникать вопросов, где Правительство будет изыскивать ресурсы в Центробанке или Федеральной резервной системе, это уже дело техники. Деньги будут, я в этом ни секунды не сомневаюсь. На нашу сибирскую долю, их надо много, но и доля у нас ответственная - могущество России приращивать, и не больше ни меньше! Так завещал М.В. Ломоносов, так постановил В.В. Путин в сибирской части своих указов.


Мудрый Конфуций утверждал, что без доверия народа не сможет стоять его правительство.

Если бизнес–сообщество Сибири часть народа, доверие которого правительствам сибирских регионов не интересно, тогда таким правительствам будет сложно управлять микроуровнями внутренних экономик и межрегиональной макроэкономикой управлять не тоже удастся. Ещё сложнее придётся Правительству РФ исполнить к 1 октября 2018 года сибирский пятнадцатый пункт Указа 204 от 07.05.2018, а ведь с этого всё только начинается.


Но смогут ли они без нашего участия и рискнут ли они вообще начать? Этому вопросу мы ещё обязательно уделим внимание на страницах нашего сайта. Ну а вы, соратники и просто не безразличные предприниматели, вступайте в ряды Ассоциации СМБС, чтобы быть в фарватере нового экономического возрождения Сибири.


Рано или поздно, с этими правительствами или другими, нам и вам, нашим и вашим, всем придётся начать исполнять поставленные Президентом РФ прорывные сибирские сверхзадачи, а как верно говорят в разведке: «Причиной невыполнения поставленных боевых задач, может быть только смерть!» А я добавлю грубости в лексику разведчиков. Если мы «просрём» нашу Сибирь сегодня, при колоссальной политической поддержке и благоприятной конъюнктуры развития огромного китайского соседа, то даже смерть не сможет оправдать нас перед поколениями, идущими нам вслед, а возрождение Сибири начнётся уже без нашего участия и на непонятном для нас диалекте марсианского языка. Даже при самом неблагоприятном прогнозе, я всё равно не верю, что на этой планете есть другой народ, кроме российского, способный в гармонии с природой и наукой заселить и освоить нашу Сибирь.


С уважением,

Президент Ассоциации "Сибирское межрегиональное бизнес-сообщество"

Владимир Островский


Просмотров: 247

© 2020 Ассоциация

"Сибирское межрегиональное

бизнес-сообщество"

Мы в соц. сетях

  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Тел. 8 (383) 201-01-08

a-smbs@mail.ru