Таёжный путь Енисейской Сибири

Бескрайний Север

Алексей Иванович Подберёзкин, член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, в своей статье «РОССИЙСКИЙ СЕВЕР: проблемы и перспективы», в 2010 году, написал так:

«Наши северные районы всегда будут крайними. Это — реальность. Еще лет 10 назад Север казался далекой территорией, овеянной романтикой, но без трагических проблем. Теперь ясно: проблемы северных территорий планово решало государство. Но после распада СССР, когда весь юг страны превратился в суверенные государства, северное далеко вдруг стало близким.

   Многие вдруг поняли, что Россия — это прежде всего северная держава: более 60% ее территории приходится на 27 северных регионов и приравненные к ним территории, где живут 12 млн. чел.»

Расплата за богатство

Северная граница СФО – это арктический шельф Карского моря и моря Лаптевых, здесь в порту Дудинка, берёт начало круглогодично действующий северный морской путь в Европу. В Хатангском заливе моря Лаптевых ведут нефтеразведку Лукойл и Роснефть. Енисейский залив Карского моря - зона экономической активности Норникеля.

Не смотря на то, что нефтедобывающие компании большую часть поисково-оценочных работ и логистики геологоразведки отдают подрядным и субподрядным организациям, трудовые ресурсы поступают вахтами из вне, снабжение и материально-техническое обеспечение тоже внешнее. Десятки миллиардов рублей успешно работают на Таймыре, а экономика Таймыра стагнирует, трудовые ресурсы Севера деградируют!

Полуостров Таймыр потенциально богаче чем вся Центральная Сибирь, но богатства не плывут в казну без направленного к Северу вектора государственной политики, без исполнения Закона и гарантии равных возможностей. Без транзитных коридоров под государственным контролем, без организации торговли, не в объёмах навигационного ажиотажа и по тарифам чартерных авиарейсов, а в караванах фур и ценах конкурентного транспортного сообщения! Полуостров закабалён навигационной и авиационной зависимостью и, по мнению экспертов СМБС, нерационально ограничен в круглогодичной транспортной доступности!

Развитие Севера, неизбежно, начнется со свободного транзита

Внимательно изучая карту Красноярского края в составе СФО и прилегающую экономическую географию соседних территорий и акваторий, отчетливо понимаешь, что Енисейской Сибири, для полного логистического равновесия не хватает совсем немного:

- Связать бы Транссибирскую магистраль и Северный морской путь круглогодично действующим транспортным коридором (Таёжный путь Енисейской Сибири)!

- Да объединить сухопутным транспортным коридором Хатангский залив моря Лаптевых и Енисейский залив Карского моря (Таймырский мост)!

И вроде бы всё есть:

- Есть дорожная сеть норильского промышленного района, северных и центральных районов Красноярья

- Великолепные водные пути Енисея и Хатанги с портовой, транспортной, складской и топливной инфраструктурой

- Северный морской переход Дудинка - Хатанга

- Круглогодично действующий морской порт Дудинка, Хатангский морской порт

Но чего-то не хватает…Денег?

Да, их всегда не хватает, но деньги пойдут сами, им только проложи маршрут!

Перераспределение финансовой нагрузки госбюджета от дотаций и возмещений в развитие транспортной инфраструктуры, позволит обеспечить контролируемые и адекватные цены и тарифы на энергию, топливо, стройматериалы и продовольствие. Круглогодичная транспортная доступность даст цепную реакцию развития малого бизнеса и налоговые поступления в местные и субъектные бюджеты. Развитие торговли и рынков обеспечит увеличение внутреннего спроса!

Не хватает государственной доктрины в магическом треугольнике российского севера:

Предоставление возможности малому бизнесу участвовать в геологоразведке, в транспортном, складском и логистическом обслуживании поисково-оценочной и добычной деятельности крупного бизнеса - владельца заветных государственных лицензий недропользователей.

Выход из тени добычных промыслов и торговли биологическими ресурсами Енисейского и Хатангского водных бассейнов.

Развитие современного строительства и традиционного хозяйства северных малочисленных и многочисленных жителей территорий Енисейской Сибири.

СМБС предлагает руководству Красноярского края

Принять Концепцию континентального развития севера Енисейской Сибири, в целях реализации, которой СМБС, в настоящее время, разрабатывает проекты пяти программ:

Таёжный путь – программа организации международного магистрального меридиана Севморпуть - Транссиб.

Северный транзит – программа транспортно-логистического развития производительных сил малого и среднего бизнеса Таймыра, Эвенкии и северной группы районов Красноярья.

Мобильное крыло – программа создания единой аэромобильной группировки социального внутрирайонного и межмуниципального обслуживания труднодоступных территорий Красноярья

Таймырский мост – программа инфраструктурной интеграции Таймыра и Норильского промышленного района, в развитии экономического сближения большого Таймыра и центра Красноярского края

Шельф Хатанги – программа строительства терминального комплекса модульных станций экспедиционного обслуживания поисково-оценочных и геологоразведочных работ в акватории Хатангского залива и арктического шельфа моря Лаптевых

СМБС в Концепции континентального развития севера Енисейской Сибири

Исходит из понимания того, что, во-первых, могущество Красноярского края, перефразируя великого Ломоносова, - Севером прирастать будет, но для этого необходимо, на качественно новом уровне взаимоотношений с глобальными недропользователями красноярской Арктики, лоббировать и завоёвывать зоны экономического доминирования малого и среднего бизнеса в освоении недр Восточного Таймыра.

Давайте вспомним эйфорию 2015 года, когда Роснефть и Лукойл активно обозначили своё присутствие на арктическом шельфе Хатангского залива моря Лаптевых и какие были надежды на рост экономического благополучия.

Три года поисково-оценочных работ нефтегигантов и нулевой потенциал экономического развития Севера!?

Во-вторых, СМБС, в Концепции КРСЕС, исходит из понимания ведущей роли развития производительных сил малого и среднего бизнеса, а также надежды на поддержку государством общественных бизнес-инициатив и равноправного партнёрского сотрудничества с коллегиальными органами бизнес-сообщества Красноярского края;

В-третьих, модель государственной политики Красноярского края в отношении северных территорий должна быть модернизирована в соответствии с новыми возможностями, предоставленными федеральным законодательством малому и среднему бизнесу, северной политикой Президента РФ и общемировыми трендами арктической повестки;

В-четвёртых, СМБС, в Концепции КРСЕС, исходит из понимания невозможности эффективного развития в условиях разделения Красноярского края на два центра экономического доминирования – центральная группа районов и норильский промышленный район.

Вспоминая основной экономический посыл объединения Красноярья, Таймыра и Эвенкии в единый субъект федерации в 2007 году, к сожалению, констатируем факт сохранения центробежных деструктивных явлений в интеграционных процессах западного и восточного Таймыра большого Таймыра с центром Красноярья;

И, наконец, главное: люди – коренные, приезжие, мигранты, переселенцы, гастарбайтеры, малочисленные, оседлые, депортированные, реабилитированные, нацменьшинства и «большинства» – все налогоплательщики огромного края в своих законных устремлениях развивать и отстаивать свой бизнес в арктических широтах, и не только, должны быть в приоритете и фарватере государственной политики и общественных инициатив могучего Красноярья.

«Пол царства отдам за коня…»

Всё это, конечно, ради одной заветной мечты четырёхсотлетней истории Сибирского Севера – МЕЧТЫ О ДОСТУПНОСТИ.

Транспортная доступность Севера приблизит органы госвласти к лицензионным участкам на подконтрольное расстояние и отдалит местных чиновников от недропользователей на законное расстояние. Организационная поддержка системных структур малого бизнеса Енисейской Сибири, позволит вытеснить аффилированных подрядчиков из конкурсных процедур и обеспечит конкурентные преимущества законной борьбы за подряды и субподряды в освоении лицензионных участков Севера, это позволит, создать сотни новых предприятий малого бизнеса, тысячи рабочих мест и предупредить отток финансовых средств из экономики Севера, сопоставимый с бюджетом субъекта федерации!

Доступность откроет новые точки роста

  • Рынок мобильных и передвижных энергоустановок, аккумуляторов и ветровой энергетики

  • Рынок драгоценных пород северной рыбы

  • Мясо-консервный и рыбно-консервный рынок

  • Топливно-энергетический рынок

  • Рынок модульного энергосберегающего строительства

  • Рынок геологоразведочного оборудования

  • Рынок навесного и универсального оборудования дорожно-строительной техники

  • Рынок судостроения и портовой инфраструктуры

Доступность станет бриллиантом Северной короны, после квалифицированной огранки

Развитие Таймыра потребует самоорганизации малого бизнеса всей Сибири в коллективные органы софинансирования и самострахования труднодоступных подрядных работ Севера, поддержки конкурсной борьбы в период между заключением договора, по факту выигранного конкурса, и подписанием акта выполненных работ, и страховой поддержки в период между фактическим началом подрядных работ и фактом заключения рискового договора подряда. При этом малый бизнес на севере Сибири самостоятельно выйдет на миллиардный налоговый потенциал! А пока, к сожалению, все подряды на лицензионных участках расторгованы между внутренними структурами недропользователей.

СМБС выступает с предложением

Для успешной реализации Концепции КРСЕС учредить Кредитно-страховой фонд северных проектов (КСФСП) под патронажем Сибирского Межрегионального Бизнес-сообщества (СМБС) на высоком уровне, например, на Красноярском Экономическом Форуме (КЭФ). Это позволит привлечь сторонников Концепции и участников Фонда из реального экономического сектора, и зафиксироваться в итоговых протоколах КЭФ, рекомендованных к исполнению органами государственной исполнительной власти

КЭФ, как площадка учредительного собрания КСФСП

На основе вероятной положительной резолюции КЭФ, возможно на высоком общественно-государственном уровне:

Принять Устав КСФСП; Основать органы управления КСФСП; Разработать антикоррупционную Хартию КСФСП; Выбрать исполком КСФСП

Начало реализации Концепции КРСЕС будет сложным, но неизбежным

  • Организовать две экспедиции: транспортный переход Северо - Енисейский – Норильск и Норильск – Хатанга;

  • Привлечь к переходу крупных грузоотправителей из Европы и Азии;

  • По результатам экспедиций подготовить атласы для инвесторов, дорожные карты для госорганов и рекламную кампанию КСФСП;

  • Пролоббировать в бюджетах всех уровней финансирование ПСД и инвестиционных программ в рамках КРСЕС под патронажем СМБС;

  • Изучить потребности всех субъектов СФО в КРСЕС и привлечь к участию в КСФСП

Для закрепления неизбежности успеха, можно будет

Провести на Таймыре КЭФ – 2019, для этого необходимо:

Организовать материально-техническое оснащение бизнес – площадки, на базе ключевого инфраструктурного объекта Таймыра; откомандировать сроком на один год профильный орган государственной власти на Таймыр; обеспечить транспортно-логистическую поддержку бизнес-процессов Таймыра.

Эти мероприятия заложат динамику на снижение транспортных тарифов и потребительских цен, повысят качество коммуникаций, что позволит подготовить общественные, хозяйственные и бюджетные процессы для реализации «Таёжного пути Енисейской Сибири».

 «Поехали!»

Сказал Гагарин и махнул рукой!

Китай «поехал» в Европу через континент и активно предлагает своим соседям огромный спектр инвестиционного потенциала по организации нового Таёжного пути.

По мнению экспертов СМБС, одним из векторов развития магистрального евразийского транзита может стать Красноярский край, обладающий кумулятивным магистральным потенциалом Севморпуть – Транссиб с кратчайшим переходом между терминалами северо-восточной Атлантики и промышленными северо-восточными провинциями Китая. Организовать магистральное сообщение между морским портом Дудинка и красноярским участком Транссиба – сверхзадача, но решаемая сверхзадача!

Одним из вариантов решения этой сверхзадачи может стать революционная модернизация технологии Северного завоза!

 А модернизация Северного завоза актуальна как никогда!

В связи с полной выработкой хатангского угольного разреза шахты «Котуй» в поселке Каяк, сегодня, уголь в Хатангу идёт из Норильского промрайона по маршруту Дудинка – Енисейский залив - Карское море – пролив Вилькицкого – море Лаптевых – Хатангский залив – Хатанга – Хета, Котуй. Между тем, Норильский промрайон практически соединён группой озёр северного предгорья плато Путорана и проходимой равнинной тундрой по параллели Усть-Авам – Волочанка – Катарык, с рекой Хетой, притоком Хатанги. По оценкам экспертов СМБС, строительство временных дорожных сооружений (зимников) и организация доставки угля в Хатангскую агломерацию по тундре и Хете, при хозяйственном подходе к проектированию и строительству, обошлась бы дешевле на 20-30 %. К тому же сухопутная транспортная доступность, занятость и новые рабочие места в поселках центрального и восточного Таймыра.

Но, у нас, со времён Московского Царства до сегодняшнего дня технология снабжения труднодоступных северных территорий Енисейской Сибири остаётся неизменной.

Короткой летней навигацией, по судоходным артериям могучих сибирских рек и морских заливов, доставляются товары, материалы, продовольствие и топливо в порты северных районов, Западного и Восточного Таймыра.

Достижения эволюционного развития северного завоза за почти четырёхсотлетнюю историю несущественны:

- Ледокольный флот открыл северный морской путь в западном направлении;

- Авиация соединила воздушным мостом воздушные гавани полуострова и материка.

Триединство монополий Северного морского пути

В результате порт Дудинка стал единственным морским портом за полярным кругом круглогодичного действия, но единственным выгодоприобретателем этого сверхтехнологичного достижения цивилизации стал ГМК Норильский Никель, как единственный обладатель ледокольного флота в акватории Енисейского залива Карского моря.

Продовольствие вместо алмазов

Две воздушные гавани – Алыкель (Западный Таймыр) и Хатанга (Восточный Таймыр) принимают почти все виды современных воздушных судов круглогодично, но это решает задачи только пассажирского и санитарного сообщения с материком. Перевозка грузов воздухом даже в 21 веке противоречит здравому смыслу и финансовым возможностям массового грузоотправителя. Хотя, в советские времена, алмазную руду из Хатанги вывозили самолётами в Краснодарский край, но это было в золотой век развития Таймыра…

Итак, за первые два десятилетия 21 века, Таймыру, несмотря на объединение с Красноярским краем и Эвенкией так и не удалось, в технологическом смысле, оторваться от примитивной технологии снабжения казачьих острогов 17 века.

Но, между тем, Красноярский край к концу 2017 года стал обладателем такого потенциала дорожно-строительной отрасли, что плановые убытки отрасли за период зимнего простоя персонала и дорожно-строительной техники, заставляют увеличивать плановые объёмы и себестоимость дорожного строительства будущих периодов в нерациональных размерах. Загрузить отрасль зимними работами по содержанию дорог до сбалансированного уровня издержек не позволяет уровень развития дорожной сети.

Вот тебе, бабушка, Таймырский мост!

Зимнее транспортное сообщение по временным дорожным сооружениям в условиях отсутствия дорожной сети на 80% территории Красноярского края не осуществляется, самое трагичное, что даже не планируется и не проектируется, ни в северном транзитном направлении Красноярск – Эвенкия – Западный Таймыр, ни в стратегическом Восточно-таймырском направлении от Енисейского залива Карского моря к Хатангскому заливу моря Лаптевых.

В северном направлении от центра Красноярья транспортная доступность в ненавигационный период заканчивается на параллели Северо–Енисейского.

Западный и Восточный Таймыр, несмотря на то что являются территориями одного муниципального района Красноярского края не связаны транспортным сообщением ни зимой ни летом, кроме воздушной трассы Алыкель – Хатанга и труднодоступной морской трассы короткой арктической навигации Дудинка – Хатанга.

Характерный пример. Чиновник сельского поселения Хатанга или Диксона, на совещание в райцентр – Дудинку, летит транзитом через Красноярск или Норильск (в случае лётной погоды) и это безальтернативная коммуникация и зимой, и летом.

Удивительные метаморфозы

В Норильск оленина из Хатанги летит самолётом, в Красноярск, естественно, то же!

В город же Якутск, долганский охотник отправляет добычу охоты на дикого северного оленя хатангской тундры, вполне себе сухопутным сообщением, по зимнику, проложенному якутскими предпринимателями. Конечно, эта торговля не отражается в налоговом учёте Таймырского Долгано -Ненецкого муниципального района, и зимник в Якутию не стоит на балансе таймырских дорожников…

А статистики, меж тем, ломают голову, почему только в одном Красноярске якутской оленины продаётся больше, чем поголовье якутского оленя во всей Якутии!?  

 «Надежда – наш компас земной, удача – награда за смелость!»

По оценкам экспертов СМБС, и технически, и технологически, и экономически дорожная отрасль Красноярского края способна в зимний период возводить временные дорожные сооружения высшего класса, в сроки и протяжённостью достаточными для экономически обоснованной эксплуатации транзита Красноярск – Дудинка – Диксон и Красноярск – Норильск – Хатанга.

На всем протяжении водных путей сибирских рек Енисей, Хета, Котуй, Хатанга существуют жизнедеятельные населённые пункты, способные обеспечить трудовыми ресурсами инфраструктуру строительства, обслуживания и эксплуатации зимнего транзитного трафика в объёмах сопоставимых с провозными возможностями Транссиба на участке КЖД. Складская и портовая инфраструктура водных путей пригодна и способна стать базисом логистической и энергетической инфраструктуры транзита.

Дорога жизни или смерть бездорожья!?

Единственное «слабое звено» северного транзита заключается в отсутствии мощностей топливных складов и запасов топлива на всём протяжении маршрута, необходимых и достаточных для организации строительных работ по возведению, обслуживанию зимников и для обеспечения топливом транзитного транспорта.

На Дороге Жизни, прорываясь в блокадный Ленинград, наши деды везли топливо вместе с грузом, уменьшая полезную загрузку, но у них не было выбора! У нас, здесь и сейчас, выбор есть!

Есть три пути:

Путь первый – революционный:

В период летней навигации, на всём протяжении водного пути, в окрестностях действующих пирсов и причалов населённых пунктов, отсыпать площадки и подъездные пути, закупить и установить современный емкостной парк, смонтировать оборудование разгрузки, хранения и отгрузки топлива, подвести электрические мощности, передать топливо-хозяйства в управление местным властям и с наступлением уверенного ледостава массово приступить к организации строительства участков зимника с центрами логистического тяготения в местах организации топливохранилищ и населённых пунктов.

Путь второй – эволюционный:

Демонтировать и модернизировать до уровня современных норм емкостной парк государственной Красноярской нефтебазы, который в ближайшее время готовится к списанию. Отремонтировать заброшенные разгрузочные площадки и подъездные пути на действующих причалах Енисейского и Хатангского водных путей. Установить реанимированные ёмкости. Оборудовать, опрессовать, предъявить Ростехнадзору, принять в эксплуатацию, загрузить топливом, организовать охрану и рабочие места топливохранилищ – транзитных операторов «стройки века».

Путь третий – российский традиционный:

Безвозвратно ликвидировать устаревший, но государственный, емкостной парк Красноярской нефтебазы, распилить на металлолом и распродать склады и оборудование. В построившемся на высвободившихся площадях микрорайоне выкупить квартиры и переселить, по программам переселения из ветхого, аварийного, из районов крайнего севера, безработных жителей населённых пунктов Енисейского и Хатангского водных путей, не дождавшихся прихода инвестиций и создания новых рабочих мест.

И, уверенно, продолжить оттачивать технологию северного завоза 17 века до совершенства! Некоторые эксперты СМБС считают, что совершенству нет предела!

Эх, дороги, тундра, да море рек!

Освоение Центральной Сибири начиналось с севера на юг, экспедиции поднимались вверх по рекам и ставили порты и остроги. Тому есть вполне экономические причины. Освоение транзита, в идеале, пройдет тоже с Севера на Юг, в четыре этапа:

Переход Хатанга – Талнах; Переход Диксон – Дудинка; Переход Норильск – Северо-Енисейский; Объединение в единую транзитную магистраль

Эффект создания зимнего транзитного пути из центра Сибири к шельфу Северных морей приобретёт мировое значение уже на этапе ввода в эксплуатацию первого этапа Хатанга – Норильск, когда современные мобильные передвижные комплексы новейших баллистических ракет начнут боевое дежурство в стратегических тундрах Восточного Таймыра!

Видение СМБС заключается в том, что дорожные строители Сибири умеют наморозить и закатать великолепную зимнюю дорогу даже за Полярным кругом!

Превентивная презентация

СМБС, официально обратиться в адрес исполнительных органов власти и ключевых промышленных компаний всех субъектов СФО с предложением ознакомиться и принять активное участие в развитии Концепции КРСЕС и организации КСФСП, вероятно, удастся привлечь к диалогу и сотрудничеству профильные органы, ведомства и бизнес-единицы субъектов СФО.

Ну, что, поехали!

Президент Ассоциации "СМБС"

Владимир Островский 

© 2020 Ассоциация

"Сибирское межрегиональное

бизнес-сообщество"

Мы в соц. сетях

  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Тел. 8 (383) 201-01-08

a-smbs@mail.ru